Категории раздела

Мои статьи [1]
Историческая публицистика [17]
Энциклопедические и справочные статьи [6]
Православное учение [2]

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Форма входа

Поиск

Друзья сайта

  • Православие.ru
  • Всё о фамилии Высоцкие
  • Православный календарь
  • Молекулярная генеалогия
  • Дворянский род Аксаковых
  • Генеалогический форум ВГД
  • Лаборатория Альтернативной Истории
  • Кольцо генеалогических сайтов

    Следующий

    Случайный

    Список

    Воскресенье, 30.04.2017, 17:50
    Приветствую Вас Гость
    Главная | Регистрация | Вход | RSS

    Дворянский род Безручко-Высоцких

    Каталог статей

    Главная » Статьи » Историческая публицистика

    Сословия в Российской империи часть I

    А.В.Тутов
    Подъесаул ЕЕКВ

    Сословия в Российской империи.

    Основные положения о сословиях

    С создания Русского централизованного государства и вплоть до 1917 г. в России существовали сословия, границы между которыми, а также их права и обязанности законодательно определялись и регулировались правительством. Первоначально, в XVI-XVII вв. на Руси были сравнительно многочисленные сословные группы со слабо развитой корпоративной организацией и не очень четкими разграничениями между собою в правах.
    В дальнейшем, в ходе петровских реформ, а также в результате законодательной деятельности преемников Петра I, в особенности Екатерины II, произошла консолидация сословий, формирование сословно-корпоративных организаций и учреждений, стали более четкими межсословные перегородки. При этом специфику российского общества составляли более широкие, чем во многих других европейских странах, возможности перехода из одного сословия в другое, в том числе повышения сословного статуса через государственную службу, а также широкое включение в состав привилегированных сословий представителей вошедших в Россию народов.
    После реформ 1860-х гг. сословные различия стали постепенно сглаживаться, а после Февральской революции 1917 г. вопрос об отмене сословий был поставлен в повестку дня и готовился Временным правительством. Всесословный характер будущей Российской республики должен был быть определен Учредительным собранием. Но еще в августе 1917 г. был подтвержден, вплоть до законодательного разрешения вопроса, прежний порядок внесения в метрические записи о рождении сведений о сословном происхождении (1).
    Официальное упразднение сословий осуществили большевики.
    Все сословия Российской империи делились на привилегированные и податные. Различия между ними заключались в правах на государственную службу и чинопроизводство, правах на участие в государственном управлении, правах на самоуправление, правах по суду и отбыванию наказания, правах на собственность и торгово-промышленную деятельность и, наконец, правах на получение образования.
    Сословное положение каждого российского подданного определялось его происхождением (по рождению), а также его служебным положением, образованием и родом занятий (имущественным положением), т.е. могло изменяться в зависимости от продвижения на государственной - военной или гражданской - службе, получения ордена за служебные и внеслужебные заслуги, окончания высшего учебного заведения, диплом которого давал права на переход в высшее сословие, и успешной торгово-промышленной деятельности. Для женщин повышение сословного статуса было возможно также путем брака с представителем более высокого сословия.
    Государство поощряло наследование профессий, что проявлялось в стремлении дать возможность получения специального образования за счет казны, в первую очередь детям специалистов данного профиля (горных инженеров, например). Так как жестких границ между сословиями не существовало, их представители могли переходить из одного сословия в другое: с помощью службы, награды, образования, успешного ведения какого-либо дела. Для крепостных крестьян, например, отдавать детей в учебные заведения означало свободное состояние для них в будущем.
    Функции по охране и удостоверению прав и привилегий всех сословий принадлежали исключительно Сенату (2). Он рассматривал дела о доказательстве сословных прав от дельных лиц и о переходе из одного состояния в другое. Особенно много дел отложилось в фонде Сената по охране прав дворянства. Он рассматривал доказательства и утверждал в правах на дворянское достоинство и на почетные титулы князей, графов и баронов, выдавал грамоты, дипломы и другие акты, удостоверявшие эти права, составлялись гербы и гербовники дворянских родов и городов; ведал делами о производстве за выслугу лет в гражданские чины до пятого класса включительно. С 1832 г. на Сенат было возложено причисление к почетному гражданству (личному и потомственному) и выдача соответствующих грамот и свидетельств.
    Сенат осуществлял также контроль за деятельностью дворянских депутатских собраний, городских, купеческих, мещанских и ремесленных обществ.
    Основные этапы истории российских сословий, способы определения принадлежности к ним и пути к "сопричислению", их права и обязанности целесообразно рассматривать в отдельности по каждому сословию.

    Крестьянство

    Крестьянство, как в Московской Руси, так и в Российской империи, было низшим податным сословием, составлявшим подавляющее большинство населения. В 1721 г. различные группы зависимого населения были объединены в укрупненные категории казенных (3) (государственных), дворцовых, монастырских и помещичьих крестьян. При этом в категорию казенных попали бывшие черносошные, ясачные и т.п. крестьяне. Всех их объединяла феодальная зависимость непосредственно от государства и обязанность уплаты, наряду с подушной податью, особого (поначалу четырехгривенного) сбора, приравненного по закону к владельческим повинностям. Дворцовые крестьяне находились в непосредственной зависимости от монарха и членов его фамилии (4). После 1797 г. они образовали категорию так называемых удельных крестьян. Монастырские крестьяне после секуляризации образовали категорию так называемых экономических (поскольку до 1782 г. подчинялись Коллегии экономии). Не отличаясь принципиально ничем от государственных, платя те же повинности и управляясь теми же правительственными чиновниками, они выделялись среди крестьян своей зажиточностью. В число владельческих (помещичьих) крестьян попали как собственно крестьяне, так и холопы, причем положение этих двух категорий в XVIII в. сблизилось настолько, что всякие различия сошли на нет. Среди помещичьих крестьян различались пашенные крестьяне, барщинные и оброчные, и дворовые, но переход из одной группы в другую зависел от воли владельца.
    Все крестьяне были прикреплены к своему месту жительства и своей общине, платили подушную подать и отправляли рекрутскую и другие натуральные повинности, подлежали телесному наказанию. Единственными гарантиями помещичьих крестьян от произвола владельцев было то, что закон охранял их жизнь (право телесного наказания принадлежало владельцу), с 1797 г. действовал закон о трехдневной барщине, формально не ограничивающий барщину 3 днями, но на практике, как правило, применявшийся. В первой половине XIX в. действовали также нормы, запрещающие продажу крепостных без семьи, покупку крестьян без земли и т.п. Для государственных крестьян возможности были несколько большие: право перехода в мещане и записи в купцы (при наличии увольнительного свидетельства), право переселения на новые земли (с разрешения местного начальства, при малоземелии). После реформ 1860-х гг. была сохранена общинная организация крестьянства с круговой порукой, запрещением покидать место жительства без временного паспорта и запрещением менять место жительства и записываться в другие сословия без увольнения от общины. Признаками сословного неполноправия крестьян оставалась подушная подать, отмененная лишь в начале XX в., подсудность их по мелким делам особому волостному суду, сохранившему, даже после отмены телесных наказаний по общему законодательству, розги в качестве меры наказания, а по ряду административных и судебных дел - земским начальникам. После того, как в 1906 г. крестьяне получили право свободного выхода из общины и право частной собственности на землю, их сословная обособленность уменьшилась.
    Важным документом, содержащим генеалогическую информацию являлись посемейные списки, которые составлялись на лиц податных сословий (крестьян и мещан). Велись они с 1858 г. казенными палатами и волостными правлениями. Особое значение приобрели в связи с новым уставом о воинской повинности от 1 января 1874 г. отменившим рекрутскую систему и предписывавшим составление призывных списков лиц податных сословий по посемейным спискам. С этого же времени ежегодно приходские священники сверяли крестьянские посемейные списки с метрическими книгами, а с 1885 г. эта обязанность была возложена на волостных старшин и писарей, поэтому списки лиц мужского пола, которым исполнялось в очередном году 20 лет, со сведениями о составе их семей откладывались в волостном правлении. Описные книги удельных крестьян хранятся в РГИА. Ф. 515.
    Раз составленный посемейный список дополнялся новой информацией на протяжении многих лет, а когда внесение новых поправок становилось затруднительным, заводили новый. Поэтому в фондах волостных правлений можно найти 3-4 посемейных списка.
    Формуляр посемейного списка, отпечатанный типографским способом, имел 11 граф. Он во многом похож на формуляр ревизской сказки 7-10 ревизий.
    В графе 1 обозначался N семьи по порядку, во 2-й - N семьи по последней ревизской сказке. Графы 3-8 заполнялись сведениями о мужской части семьи. Графа 3: прозвание (или фамилия), имя и отчество главы семьи и имена его сыновей, внуков, братьев с сыновьями, проживавших совместно. Графы 4-6 показывали возраст мужчин (год, месяц и день рождения) - на 1 января текущего года. В графу 7 вносились сведения о том, в каком году умер член семьи, имя и количество лет вновь родившегося. Графа 8 указывала начало поступления на действительную службу, ее окончание, перечисление в запас и т.д. Графа 9 указывала имена и отчества жен (кто муж) и имена дочерей. Графа 10 указывала факты замужества и смерти женщин.

    Мещанство

    Мещанство - основное городское податное сословие в Российской империи - берет начало от посадских Московской Руси, объединенных в черные сотни и слободы. Мещане были приписаны к своим городским обществам, покидать которые могли только по временным паспортам, а перечислять в другие - с разрешения властей. Они платили подушную подать, подлежали рекрутской повинности и телесному наказанию, не имели права поступать на государственную службу, а при поступлении на военную службу не пользовались правами вольноопределяющихся.
    Для мещан была разрешена мелочная торговля, различные промыслы, работа по найму. Для занятий ремеслом и торговлей они должны были записываться в цехи и гильдии.
    Организация мещанского сословия была окончательно установлена в 1785 г. В каждом городе они образовывали мещанское общество, избирали мещанские управы или мещанских старост и их помощников (управы введены с 1870 г.) (5).
    В середине XIX в. мещане освобождаются от телесного наказания, с 1866 г. - от подушной подати.
    Принадлежность к мещанскому сословию была наследственной. Запись в мещане была открыта для лиц, обязанных избирать род жизни, для государственных (после отмены крепостного права - для всех) крестьян, но для последних - лишь при увольнении из общества и разрешения властей.

    Цеховые (ремесленники)

    Цехи как корпорации лиц, занимающихся одним и тем же ремеслом, были учреждены при Петре I. Впервые цеховая организация была установлена Инструкцией Главному магистрату (6) и правилами о приписке в цехи (7). В дальнейшем права цеховых были уточнены и подтверждены Ремесленным и Городовым положениями при Екатерине II (8).
    Цеховым предоставлялось преимущественное право на занятие определенными видами ремесла и продажу своих изделий. Для занятий этими ремеслами лицами других сословий от них требовалась временная запись в цех с уплатой соответствующих сборов. Без записи в цех нельзя было открыть ремесленное заведение, держать работников и иметь вывеску.
    Таким образом, все лица, записанные в цех, делились на временно и вечноцеховых. Для последних принадлежность к цеху означала в то же время и сословную принадлежность. Полные цеховые права имели лишь вечноцеховые.
    Пробыв от 3 до 5 лет в учениках, они могли записаться в подмастерья, а затем, после представления образца своей работы и одобрения его цеховой (ремесленной) управой - в мастера. Для этого они получали специальные свидетельства. Только мастера имели право открывать заведения с наемными рабочими и держать учеников.
    В отдельных ведомостях учитывались ремесленники-евреи. Ведомость о евреях, мастерах и ремесленниках содержала: фамилию, имя, отчество, место жительства, семейное положение, степень родства, владение землей и недвижимостью. Велись ведомости в ремесленных управах.
    Цеховые относились к числу податных сословий и подлежали подушной подати, рекрутской повинности и телесным наказаниям.
    Принадлежность к цеховым усваивалась при рождении и при записи в цех, а также передавалась мужем жене. Но дети цеховых, достигнув совершеннолетия, должны были записываться в ученики, подмастерья, мастера, а в противном случае они переходили в мещане.
    Цеховые имели свою корпоративную сословную организацию. Каждый цех имел свою управу (в малых городах с 1852 г. цехи могли объединяться с подчинением ремесленной управе). Цеховые избирали ремесленных голов, цеховых (или управных) старшин и их товарищей, подмастерских выборных и поверенных. Выборы должны были происходить ежегодно (9).

    Купечество

    В Московской Руси из общей массы посадских людей выделялись купцы, делившиеся на гостей, купцов Гостиной и Суконной сотен в Москве и "лучших людей" в городах, причем гости составляли наиболее привилегированную верхушку купечества.
    Петр I, выделив купечество из общей массы горожан, ввел их разделение на гильдии и городское самоуправление (10). В 1724 г. были сформулированы принципы отнесения купцов к той или иной гильдии: "В 1-й гильдии знатные купцы, которые имеют большие торги и которые различными товары в рядах торгуют, городовые доктора, аптекари и лекари, судовые промышленники. Во 2-й гильдии которые мелочными товары и всякими харчевыми припасы торгуют, ремесленные всяких мастерств люди и прочие, сим подобные; прочие ж, а именно: все подлые люди, обретающиеся в наймах, в черных работах и тем подобные, хотя и граждане суть и в гражданстве счислятися имеют, токмо между знатными и регулярными гражданами не числятся" (11).
    Но окончательный вид гильдейское устройство купечества, как и органы городского самоуправления, приобрели при Екатерине II. 17 марта 1775 г. было установлено, что купцы, имеющие капитала более 500 руб., должны делиться на 3 гильдии и платить в казну по 1% с объявленного ими капитала, а от подушной подати быть свободными. 25 мая того же года было уточнено, что в третью гильдию должны быть записаны купцы, объявившие за собой капитала от 500 до 1000 руб., во вторую - от 1000 до 10000 руб., в первую более 10000 руб. При этом "объявление капиталов оставлено на добровольное показание на совесть каждому" (12). Те, кто не мог объявить за собой капитала хотя бы в 500 руб., не имели права именоваться купцами и записываться в гильдии. В дальнейшем размеры гильдейского капитала увеличивались. В 1785 г. для 3-й гильдии был установлен капитал от 1 до 5 тыс. руб., для 2-й - от 5 до 10 тыс. руб., для 1-й - от 10 до 50 тыс руб. (13), в 1794 г., соответственно, от 2 до 8 тыс. руб., от 8 до 16 тыс руб. и от 16 до 50 тыс руб. (14), в 1807 г. - от 8 до 10 тыс руб., от 20 до 50 тыс. и более 50 тыс. руб. (15).
    Грамота на права и выгоды городам Российской империи подтверждала, что "кто объявит более капитала, тому дается место пред тем, кто объявит менее капитала". Другим, еще более действенным средством побуждать купцов к объявлению капитала в больших размерах (в пределах гильдейской нормы) было положение, что в казенных подрядах "доверие" сказывается по мере объявленного капитала.
    В зависимости от гильдии, купцы пользовались различными привилегиями и имели различные права на производство торговли и промыслов. Все купцы могли вместо рекрутского набора платить соответствующие деньги. Купцы первых двух гильдий освобождались от телесного наказания. Купцы 1-й гильдии имели право на внешнюю и внутреннюю торговлю, 2-й - на внутреннюю, 3-й - на мелочную по городам и уездам. Купцы 1-й и 2-й гильдий имели право ездить по городу парой, а 3-й - только на одной лошади.
    Лица других сословий могли записываться в гильдии на временных основаниях и, платя гильдейские повинности, сохранять свой сословный статус.
    26 октября 1800 г. дворянам было запрещено записываться в гильдии и пользоваться выгодами, присвоенными одним купцам (16), но 1 января 1807 г. право дворян записываться в гильдии было восстановлено (17).
    27 марта 1800 г. для поощрения купцов, отличившихся в торговой деятельности, было учреждено звание коммерции советника, приравненное к 8-му классу гражданской службы (18), а затем мануфактур - советника с аналогичными правами (19). 1 января 1807 г. было введено также почетное звание первостатейных купцов, к которым были отнесены купцы 1-й гильдии, ведущие только оптовую торговлю. На это звание не имели права купцы, имевшие одновременно с оптовой и розничную торговлю или державшие откупа и подряды. Первостатейные купцы имели право ездить по городу как парой, так и четверней и даже имели право приезда ко двору (но только лично, без членов семейства) (20).
    Манифест 14 ноября 1824 г. устанавливал новые правила и выгоды для купечества. В частности, для купцов 1-й гильдии подтверждалось право заниматься банкирским промыслом, входить в казенные подряды на любую сумму и т.д. Право купцов 2-й гильдии на заграничную торговлю было ограничено суммой 300 тыс. руб. в год, а для 3-й гильдии такая торговля воспрещалась. Подряды и откупа, а также частные контракты для купцов 2-й гильдии ограничивались суммой в 50 тыс. руб., банкирский промысел запрещался. Для купцов 3-й гильдии право заводить фабрики ограничивалось легкой промышленностью и числом работников до 32. Было подтверждено, что купец 1-й гильдии, занимающийся только оптовой или заграничной торговлей, именуется первостатейным купцом или негоциантом Занимающиеся банкирским промыслом могли также именоваться банкирами. Пробывшие 12 лет подряд в 1-й гильдии получали право на награждение званием коммерции или мануфактур -советника. При этом подчеркивалось, что "денежные пожертвования и уступки по подрядам не дают право на награду чинами и орденами" - для этого требовались особые заслуги, например, в области благотворительности. Купцы 1-й гильдии, пробывшие в ней менее 12 лет, имели также право просить о зачислении их детей на государственную службу на правах обер-офицерских детей, а также о приеме их в различные учебные заведения, в том числе университеты, без увольнения от общества. Купцы 1-й гильдии получали право носить мундиры той губернии, в которой записаны. В манифесте подчеркивалось: "Вообще купечество 1-й гильдии не почитается податным состоянием, но составляет особый класс почетных людей в государстве" (21). Здесь же было отмечено, что купцы 1-й гильдии обязаны принимать только должности градских голов и заседателей палат (судебных), совестных судов и приказов общественного призрения, а также депутатов торговли и директоров банков и их контор и церковных старост, а от выбора во все остальные общественные должности имеют право отказываться; для купцов 2-й гильдии к этому списку прибавлялись должности бургомистров, ратманов и членов судоходных расправ, для 3-й - градских старост, членов шестигласных дум, депутатов при разных местах. На все прочие городские должности должны были избираться мещане, если купцы не пожелают их принять.
    1 января 1863 г. было введено новое гильдейское устройство. Занятия торговлей и промыслами сделались доступными лицам всех сословий без записи в гильдию при условии оплаты всех торговых и промысловых свидетельств, но без сословных гильдейских прав. При этом к 1-й гильдии была отнесена оптовая торговля, ко 2-й - розничная. Купцы 1-й гильдии имели право на повсеместное занятие оптовой и розничной торговлей, подряды и поставки без ограничений, содержание заводов и фабрик, 2-й - на розничную торговлю по месту записи, содержание фабрик, заводов и ремесленных заведений, подряды и поставки на сумму не более 15 тыс. руб. При этом содержатель фабрики или завода, где есть машины или более 16 работников, должен был брать гильдейское свидетельство по крайней мере 2-й гильдии, акционерные общества - 1-й гильдии (22).
    Таким образом, принадлежность к купеческому сословию определялась величиной объявленного капитала. Купеческие дети и неотделенные братья, а также жены купцов принадлежали к купечеству (были записаны на одно свидетельство). Купеческие вдовы и сироты сохраняли это право, но без занятия торговлей. Достигшие совершеннолетия купеческие дети должны были при отделении вновь записываться в гильдию на отдельное свидетельство или переходили в мещане. Неотделенные купеческие дети и братья должны были именоваться не купцами, а купеческими сыновьями и т.д. Переход из гильдии в гильдию и из купцов в мещане был свободный. Переход купцов из города в город разрешался при условии отсутствия недоимок по гильдейским и городским сборам и взятия увольнительного свидетельства. Поступление купеческих детей на государственную службу (кроме детей купцов 1-й гильдии) не разрешалось, если такое право не приобреталось образованием.
    Корпоративная сословная организация купечества существовала в виде избираемых ежегодно купеческих старост и их помощников, в обязанности которых входило ведение гильдейских списков, забота о пользах и нуждах купечества и т.д. Эта должность считалась в 14 классе гражданской службы (23). С 1870 г. купеческие старосты утверждались губернаторами (24).
    Принадлежность к купеческому сословию совмещалась с принадлежностью к почетному гражданству.

    Духовенство

    Духовенство считалось привилегированным, почетным сословием в России во все периоды ее истории. Православное духовенство делилось на черное (все монашествующие) и белое, причем к последнему принадлежали как собственно священнослужители (протопресвитеры и протоиереи, пресвитеры, иереи, протодиаконы и иподиаконы, а также причетники в звании псаломщиков), так и церковнослужители (пономари, дьячки и т.д.). Поскольку черное духовенство в качестве отрекшихся от мира монахов не могло иметь собственности, не имело потомства, либо прекращало всякие гражданские связи с детьми, родителями и всеми родственниками, а вступающие в монашество лица высших сословий не могли пользоваться никакими сословными привилегиями, говорить о духовенстве как о сословной группе можно, прежде всего применительно к белому духовенству.
    В XVIII в. материальное положение приходского духовенства в деревне было лишь не намного выше, чем у зажиточных крестьян, а в городе было сопоставимо с положением низшей части чиновничества и основной массы посадских (за исключением клира кафедральных соборов и, разумеется, придворного духовенства). В это же время закрепилась практика (формально не узаконенная никаким гражданским уложением или церковным каноном) фактического наследования церковных приходов, когда епархиальный архиерей при уходе "на покой" приходского священника закреплял, по прошению последнего, место за его сыном или зятем. В результате получить приход претендент чаще всего мог путем женитьбы на священнической дочери, для чего в духовных консисториях велись даже списки невест и желающим давались рекомендации.
    В это же время окончательно утвердился принцип необходимости духовного образования для занятия священнослужительской должности, закрепленный в Духовном регламенте.
    Духовенство с самого начала было свободно от государственных налогов, прежде всего, от подушной подати, рекрутской (с момента ее учреждения и вплоть до введения всеобщей воинской повинности), а с 1874 г. - воинской повинности и от воинского постоя. Но свобода священнослужителей (священников и диаконов) от телесного наказания была провозглашена лишь в 1747 г.
    Лица духовного звания были лишены права владеть крепостными (до секуляризации это право осуществляли корпоративно монастыри, архиерейские дома и даже некоторые церкви), но за священниками перешедшими в духовенство из дворян, а также получившими ордена, это право признавалось (25). Духовенство могло владеть ненаселенными землями и домами. При владении домами для духовных лиц существовало одно ограничение: в этих домах нельзя было размещать трактирные и питейные заведения. Духовные лица не могли заниматься подрядами и поставками и выступать поручателями по ним. Вообще лицам духовного звания было запрещено заниматься "несвойственными им" торговыми промыслами, влекущими за собою причисление их к торговому разряду (т.е. запись в гильдии и цехи)(26). Это запрещение шло в том же ряду, как и запрещение духовенству посещать "игрища", играть в карты и т.п.
    Принадлежность к духовному сословию усваивалась при рождении и при вступлении в ряды белого духовенства из других сословий. В принципе закон разрешал поступление в духовенство лицам всех сословий, кроме крепостных, не получивших увольнительной от своих владельцев, но лица податных сословий могли вступать в ряды духовенства только при удостоверении местного епархиального начальства о недостатке лиц духовного звания для замещения соответствующей должности, при "одобрительном" поведении и при наличии увольнительного свидетельства от крестьянского или городского общества (27). Переход в белое духовенство лиц дворянского сословия вплоть до начала XX в. для России был нехарактерен, но эта практика была довольно распространена на Украине. Дети священно - церковнослужителей наследовали их сословную принадлежность и не должны были при достижении совершеннолетия избирать себе род жизни, но остающиеся при отцах до 15-летнего возраста без отдачи в духовные училища и соответствующего обучения или исключенные из духовных училищ за непонятливость и леность исключались из духовного звания и должны были избирать себе род жизни, т.е. приписаться к какой-либо общине податного сословия - мещанской или крестьянской - или записаться в купцы. Избирать себе род жизни должны были и дети священно- церковнослужителей, добровольно уклоняющихся из духовного сословия. Для "излишних" детей духовенства периодически устраивались так называемые "разборы", при которых дети священно- церковнослужителей, нигде не записанные и никуда не определенные, отдавались в солдаты. Эта практика окончательно прекратилась лишь к 60-м годам XIX в.
    Дети духовенства имели право (а первоначально это право означало и обязанность) на получение образования в духовных училищах. Выпускники духовных семинарий и духовных академий могли пожелать избрать для себя светскую карьеру. Для этого они должны были уволиться из духовного ведомства. Рожденные в духовном звании при поступлении на гражданскую службу пользовались правами, одинаковыми с детьми личных дворян, но это касалось лишь священнослужительских детей (28). При поступлении - добровольно или по разборам - в военную службу дети духовенства, окончившие среднее отделение семинарии и не уволенные из семинарии за пороки, пользовались правами вольноопределяющихся. Но для лиц, добровольно сложивших с себя священный сан и желавших поступить в гражданскую службу, такое поступление было запрещено для священников в течение 10 лет после снятия сана, а для диаконов - 6 лет.
    На практике наиболее распространенным вариантом перемены сословной принадлежности для детей духовенства в XVIII - начала XIX вв. было поступление в гражданскую службу в канцелярские служители до достижения первого классного чина, а позднее - в университеты и другие учебные заведения. Запрещение в 1884 г. выпускникам семинарий поступать в университеты значительно ограничило этот путь сословной и социальной мобильности духовенства. В то же время большая открытость духовных учебных заведений (по уставам 1867 и 1884 гг.) для лиц всех сословий способствовала, как и формальное запрещение наследования приходов, большей открытости духовного сословия.
    Жены духовных лиц усваивали их сословную принадлежность и сохраняли ее после смерти мужей (до вторичного брака).
    Лица, принадлежавшие к православному духовенству, подлежали суду духовного ведомства.
    Доказательствами принадлежности к духовному сословию были метрические свидетельства, клировые ведомости, составляемые в консисториях, а также ставленнические грамоты.
    Специальной корпоративной сословной организации духовенство не имело, если не считать зачатков такой организации в виде епархиальных съездов и попыток ввести в 60 - начале 80-х гг. XIX в. выборность благочинных. Наследуемая при рождении, принадлежность к духовному сословию сохранялась при достижении совершеннолетия только при поступлении на священно - церковнослужительскую должность. Принадлежность к духовному сословию могла сочетаться с прирожденными или полученными (например, по ордену) правами дворянства и почетного гражданства.
    Правами, в основном аналогичными православному духовенству, в России пользовались духовные лица армяно-григорианской церкви.
    Относительно сословной принадлежности и особых сословных прав римско-католического духовенства, в силу обязательного в католической церкви целибата, вопрос не стоял.
    Протестантское духовенство пользовалось правами почетных граждан.
    Духовные лица нехристианских исповеданий либо получали почетное гражданство после определенного срока исполнения своих обязанностей (мусульманское духовенство), либо не имели никаких особых сословных прав, кроме принадлежавших им по рождению (иудейские духовные лица), либо пользовались правами, оговоренными в особых положениях об инородцах (ламаистское духовенство).

    Категория: Историческая публицистика | Добавил: VictorBW (03.04.2015) | Автор: А.В.Тутов Подъесаул ЕЕКВ E
    Просмотров: 951 | Теги: Ташкент Средняя Азия Казачество Сос | Рейтинг: 0.0/0
    Всего комментариев: 0